9 февр. 2010 г.

О Bloomberg LP

После того как он с позором был изгнан из любимой фирмы, основал финансовое информационное агентство, в перспективы которого никто не верил, а потом триумфатором наблюдал за тем, как оно меняет облик Уолл-стрит, Майкл Блумберг пытается представить, в каких выражениях The New York Times отозвалась бы на его кончину. Успех, говорил он в 1998 году, обеспечил ему «длинный некролог». Но все это было еще до того, как Блумберга дважды избрали мэром Нью-Йорка, в кресле которого он заработал такие рейтинги популярности, за которые Джордж Буш не пожалел бы и жизни.
Сегодня, когда до истечения второго мэрского срока в 2010 году остается не так много времени, а сам Блумберг недавно отпраздновал 65-летие, возникает вопрос, что еще предпримет мэр Майк, чтобы продлить свой некролог. Ответ, лежащий на поверхности, — филантропия, для которой у него есть и деньги и желание. Однако все упорнее ходят слухи о том, что он выберет другой путь, а именно — примет участие в президентских выборах. В недавнем интервью FORTUNE Блумберг сам коснулся этой темы, бросив: «…при условии, что я не живу на Пенсильвания-авеню, 1600» (адрес Белого дома в Вашингтоне. — «ББ».). Но уже в следующем пассаже он отказался от собственной мысли, заявив, что «это маловероятно». Но даже если и так, он не стал бы говорить об этом вслух, если бы исключал для себя возможность баллотироваться.
Однако нам не дано знать, где будет положен предел его большой жизни. Но ради соревновательной драмы и торжества уникальной бизнес-модели мы можем слегка отступить и дать оценку денежной машине, зовущейся Bloomberg LP, которая возвышается как монумент творческому началу и драйву ее создателя.

ТЕРМИНАЛОМАНИЯ
Bloomberg LP — частная компания, в которой Блумбергу принадлежит около 68%. Это мамонт с Уолл-стрит, смявший конкурентов и совершенно преобразивший систему подачи финансовой информации. Секрет в том, что твердым приоритетом компании является производство продукта высочайшего качества и его постоянная поддержка со стороны клиентского сервиса. Помимо прочего, Bloomberg всегда была главным источником дохода Майка. Она дала ему средства, необходимые для участия в гонке за кресло мэра, и могла бы стать
фондом, из которого будет профинансирована президентская кампания, если он на нее пойдет, а также вымостит ему широкий путь к филантропии.
Сегодня мэр Нью-Йорка не руководит официально компанией и утверждает, что в нее не вернется (хотя мало кто верит, что он устранился от участия в обсуждении важных вопросов). Вместо него во главе Bloomberg стоит один из его самых преданных и близких друзей — бывший завсегдатай Уолл-стрит 61-летний Питер Грауэр. Счастливый случай свел его с Майком в конце 80-х, когда оба привели своих маленьких дочерей на занятия конным спортом. Грауэр начал исполнять обязанности председателя совета директоров компании вскоре после избрания Майка мэром. Кроме него в команду топ-менеджеров входят еще три тертых ветерана Bloomberg LP. 48-летний бретонец Алексиус «Лекс» Фенвик занимает кресло CEO, но в действительности является исполнительным директором и начальником отдела продаж. 52-летний Томас Секунда, помогавший Майку раскрутить компанию, является ее совладельцем и отвечает за продуктовую линейку. 51-летний Мэттью Уинклер руководит обширным журналистским отделом. Все четверо — отнюдь не звезды делового мира. По крайней мере они не слишком известны.
Но это почти не имеет значения, поскольку тысячи и тысячи людей знают продукты компании Bloomberg, а кое-кто испытывает от них настоящую зависимость. В мире установлено более 250 тыс. терминалов Bloomberg, каждый из которых, как правило, обходится пользователю в 1,5 тыс. долл. в месяц. В офисах крупных финансовых компаний обычно стоит множество мониторов Bloomberg, которые используются для биржевой торговли, исследований, инвестиционного банкинга, арбитража и многого другого. Но увидеть их можно везде: в адвокатских конторах, в домах частных инвесторов, в кабинетах служащих центральных банков и, конечно, в Сити-холле в Нью-Йорке. (Получать информацию можно даже с помощью персонального коммуникатора BlackBerry.)
Для краткости клиенты и сотрудники компании называют свои установки просто «Bloomberg» или «терминал», и ради удобства мы будем называть их так же. Хотя по своей сути сам продукт имеет мало общего с бездушным «железом». Скорее это подписная услуга, которая заключается в предоставлении информации в области финансов, новостей (электронных, печатных, телевизионных и радио-), программного обеспечения для анализа рынков и инструментов биржевой торговли. Доступ ко всему этому богатству дает цветная клавиатура терминала, с помощью которой на монитор можно получить нужную информацию — вашу или ту, что предоставляет вам Bloomberg. Вы также можете настроить свой РС, чтобы пользоваться этими услугами и без установки монитора Bloomberg.
ТОЛЬКО ВВЕРХ
Чтобы понять, что именно Bloomberg и его аналитики могут вам открыть, взгляните на фотографии, запечатлевшие приподнятую атмосферу, царящую в новой штаб-квартире Bloomberg в центре Манхэттена.
Основная особенность ее планировки — отсутствие иерархичности, отдельных кабинетов даже для руководства. Все — от топ-менеджеров до рядовых сотрудников — располагаются за длинными рядами столов, оборудованных терминалами. Всюду современное искусство, экзотические цветы, 22 аквариума с редкими рыбками и много пространства цвета и света. Международные офисы компании — тоже образец высокого стиля. Все, говорит Фенвик, «устроено так, чтобы сиять». Корпоративная культура так же неординарна, как и декор.
Насколько можно судить по внешнему облику, Bloomberg LP сама по себе олицетворяет богатство, хотя об этом предмете нельзя было бы говорить из-за скудости информации, которую компания о себе раскрывает. Майк Блумберг не заполнил этот пробел, отказавшись от очного интервью с FORTUNE и согласившись уделить лишь 10 минут для телефонного разговора. Несмотря на это, у FORTUNE всегда есть возможность пообщаться с топ-менеджментом, и компания передала журналу целый набор данных, которые раньше никогда не раскрывала. Выручка Bloomberg движется только в одном направлении — вверх. В 2006 году ее оборот составил примерно 4,7 млрд долл., благодаря чему компания могла бы оказаться в районе 475-го места в списке FORTUNE 500. Совсем неплохо для бизнеса, которому всего 25 лет.
Кроме того, Bloomberg LP невероятно рентабельна. По оценкам FORTUNE, операционная прибыль компании в 2006 году (прибыль до уплаты налогов) составила около 1,5 млрд долл. Это означает, что ее операционная маржа чуть выше 30%. По этому показателю Bloomberg немного уступает Microsoft (около 37%), но значительно опережает Apple (менее 15%). При этом ни у одного из традиционных конкурентов Bloomberg LP — Dow Jones, Reuters и Thomson Financial* (подразделение Thomson Corporation) — показатель операционной прибыли не достигает 20%.
ПРОДАТЬ ИЛИ ОСТАВИТЬ
Майк Блумберг очень и весьма заслуженно гордится своей компанией. Тем не менее не так давно он начал подумывать о ее продаже. В этом случае, конечно, у компании появятся новые акционеры, в числе которых окажутся: а) кто-то из отцов-основателей, начинавших бизнес с Майком; б) банк Merrill Lynch, финансировавший фирму и владеющий 20% ее акций (это важная деталь, которую банк никогда не указывает в
финансовых отчетах). Но, продолжая жестко контролировать компанию, в прошлом году Майк провел предварительные переговоры с несколькими потенциальными покупателями. В их числе — с рядом управляющих компаний, которые участвовали в ее финансировании и, без сомнения, не остановятся перед убийством ради покупки такого актива.
Однако по результатам этого общения Блумберг решил повременить с продажей компании, но не стал распространяться о причинах своего решения. Эта новость заставила компанию ликовать, поскольку мало кто думает, что кто-то способен сравниться с Майком. Больше всех радовалась телевизионная редакция Bloomberg. 650 ее сотрудников вздохнули с облегчением, поскольку было мнение, что новые владельцы в лице управляющих компаний немедленно приступили бы к сокращению издержек, в первую очередь избавившись от дорогостоящего телевизионного бизнеса. Напротив, Майк Блумберг всегда считал, что телевидение идет на пользу бренду Bloomberg.
В любом случае есть резон напрямую спросить Майка о его мыслях по поводу продажи компании. И FORTUNE сделал это во время телефонного разговора в январе, задав вопрос: «Принимая во внимание то, как вы гордитесь Bloomberg, способны ли вы действительно продать ее?» И получил ответ: «Нет, не способен».
С учетом всего вышесказанного попробуем оценить стоимость Bloomberg LP, будь она продана. Если ее операционная прибыль действительно составила 1,5 млрд долл., а продажи терминалов растут (в 2006 году было продано еще 26 тыс. штук), сумма в 20 млрд долл. не только вполне вероятна, но и является весьма консервативной оценкой. Скорее всего, цена окажется выше. Но, продав компанию даже за 20 млрд долл., Майк Блумберг заработал бы более 13 млрд. Это гораздо больше 5,5 млрд долл., с которыми нью-йоркский мэр фигурирует в недавнем списке миллиардеров Forbes. (Чтобы расставить все точки над «i», и CNBC и Sun прошлой осенью отметили, что Forbes сильно занизил размер состояния нью-йоркского мэра.)
Еще одна пикантная деталь в отношении этих 13 млрд долл.: сейчас они работают в компании. А вдруг они не окажутся под рукой, если Майку понадобятся средства на предвыборную кампанию или филантропию? Как же повысить ликвидность? Вероятный ответ: взять в долг. Ему, возможно, еще не приходилось прибегать к такому способу, но источник, близкий к компании, говорит, что это наверняка произойдет.
Оценить стоимость Bloomberg LP можно, сравнив компанию с ее публичными конкурентами. Оценка в определенной степени шокирует. Рыночная капитализация Thomson Corporation, бывшей газетной сети, которая трансформировалась в информагентство, работающее в широком диапазоне (от здравоохранения до финансов), составляет 27 млрд долл. Reuters, которая ближе всего к Bloomberg LP по продукту и величине оборота, стоит 11 млрд. А капитализация издателя The Wall Street Journal компании Dow Jones — готовы? — составляет 3 млрд долл.
МАЛ, ДА УДАЛ
Dow Jones против Bloomberg — потрясающая сага. В 1982 году, когда Bloomberg — мелюзга — вышла на сцену, Dow Jones неоспоримо и гордо несла корону королевы финансовой информации Америки. У нее были The Wall Street Journal, тикер Доу Джонс и смутное ощущение того, что будущее за технологиями. В конце 80-х Dow Jones купила ведущий электронный продукт Telerate за 1,6 млрд долл. Однако с его помощью клиенты просто получали информацию. Как говорят в Bloomberg, «Telerate ничего не делала с данными», никогда не обеспечивала клиента программами, с помощью которых он мог бы выжать из них максимальную пользу.
В 1998 году, борясь с операционными убытками Telerate и недовольством акционеров, Dow Jones продала ее Bridge Information Systems за 510 млн долл., потеряв на сделке более 1 млрд. В прошлом году Dow Jones заработала 1,9 млрд долл. против 4,7 млрд у Bloomberg. Операционная прибыль двух компаний составила 105 млн и 1,5 млрд долл. соответственно. WSJ — по-прежнему главный продукт Dow Jones, даже после того как газету слегка урезали. Но в анналы истории бизнеса падение Dow Jones с финансово-информационного трона должно войти как один из величайших переворотов в конкурентной борьбе всех времен.
Война Reuters и Bloomberg еще не окончена. Reuters, базирующаяся в Лондоне, — ветеран журналистики. Компания впервые заявила о себе в 1850 году, когда начала использовать почтовых голубей на маршруте Брюссель — Аахен, доставляя новости быстрее, чем по железной дороге. Последующие 150 лет Reuters не была блестящим предприятием с коммерческой точки зрения. Но важным моментом ее современной истории стала организация в 60-е совместного предприятия с одной американской компанией, специализировавшейся на производстве компьютерных терминалов, и начало рассылки клиентам статистической информации о фондовых рынках. Кроме того, компания воспользовалась отменой Бреттон-Вудской валютной системы с ее фиксированными курсами, предложив рынку инструменты для электронных торгов иностранными валютами. Так что в момент основания Майком Блумбергом своей компании Reuters сама претерпевала технологические метаморфозы.
Однако британская компания серьезно недооценила нового конкурента. В своей книге «Горячая новость: Как Reuters сошла с колес» (Breaking News: How the Wheels Came Off at Reuters), увидевшей свет в 2003 году, двое бывших журналистов этого агентства Брайан Мани и Барри Симпсон утверждают, что в их компании «сначала не заметили угрозу, а потом не смогли ее отвести». На Блумберга, пишут авторы, смотрели как на зарвавшегося трейдера, не способного создать настоящую компанию. Иногда сама Reuters допускала ошибки при подборе менеджмента, повсеместно «маринуя» в редакциях некоторых лучших работников, вместо того чтобы выдвинуть их на руководящие должности. Позже, в конце 90-х, Reuters пришлось поскрипеть зубами, после того как ФБР начала в ее отношении расследование по подозрению в краже торговых секретов у Bloomberg. Через некоторое время дело было закрыто. Но его главным следствием, возможно, стало то, что в Reuters перестали думать, что могут закидать Bloomberg шапками.
События 11 сентября и последовавшее за ними снижение деловой активности затронули обе компании. Но Reuters пережила особенно глубокий кризис, из-за которого она закончила 2002 и 2003 годы с большими убытками. Сегодня агентство возглавляет известный американский CEO Том Глосер, приложивший немало сил, чтобы выправить дела, существенно упростив линейку продуктов и отделавшись от непрофильных активов. Тем временем статистика продаж ясно говорит о том, что Bloomberg быстро сокращает отставание от лидера. В 2000 году по выручке Reuters более чем вдвое превосходила Bloomberg с ее 2,5 млрд долл. В 2006 году оборот обеих компаний практически сравнялся и составил 4,7 млрд.
Насколько же хороша Bloomberg? На словах, в интервью FORTUNE, и оба бывших журналиста Reuters, и CEO Thomson Financial Шэрон Роуландс восхищались творением Майка Блумберга. Но может быть, лучше других говорит об этом нынешний председатель совета директоров Bloomberg Грауэр, ранее возглавлявший инвестфонд в составе Donaldson, Lufkin & Jenrette и называющий себя «учеником компаний». Не придавайте значения тому, что его оценка не может быть абсолютно объективной. Редко кому удавалось слышать, чтобы топ-менеджер говорил о фирме в столь возвышенных выражениях. «Я бы назвал нас, — говорит он, — одной из величайших компаний мира. Мы изменили способ ведения бизнеса наших клиентов. Мы сделали потоки информации более доступными и выровняли условия для всех, в особенности для фондовых покупателей. Я еще не видел компании, сотрудники которой так остро чувствовали бы причастность к глобальной организации. В нашей глобальной системе обслуживания клиентов нет пробелов».
ПУТЬ К УСПЕХУ
То, что Майклу Рубенсу Блумбергу удалось создать такое чудо, отчасти объясняется дальновидностью, отчасти — случаем. Блумберг начал карьеру в 70-е в качестве трейдера в Salomon Brothers и свою работу любил, пока не заработал недоброжелателя, из-за которого ему пришлось заняться обслуживанием рудиментарных информационных систем банка. Вскоре после слияния с Phibro Salomon превратилась в публичную компанию. Одним из результатов слияния стало то, что Блумберг и еще несколько его партнеров оказались лишними. Единственным утешением для Майка были полученные им компьютерные навыки и пачка акций Phibro-Salomon примерной стоимостью 10 млн долл.
Объединившись с несколькими друзьями, Блумберг основал компанию по оказанию компьютерной поддержки фирмам с Уолл-стрит и другим финансовым институтам, торгующим ценными бумагами с фиксированной доходностью. В услуги компании входило предоставление самой полной информации (скажем, о корпоративных облигациях), информационных систем, которые бы жестко связали трейдеров с их бэк-офисами, обеспечения для проведения транзакций и различных инструментов анализа рынка, которые бы позволили пользователям управляться с данными (скажем, подсчитывать отношение стоимости государственных долговых бумаг и корпоративных облигаций). Это был новый, смелый продукт. Конечно, полный пакет услуг Bloomberg не появился за один день. Но к 1982 году компания, которая тогда называлась Innovative Market Systems, получила первый заказ от Merrill Lynch и встала на свой путь.
Билл МакЭлрой, опытный трейдер на рынке облигаций, работающий сегодня в одной из консалтинговых компаний Манхэттена и боготворящий Bloomberg, вспоминает свои впечатления от презентации этого продукта в одной из гостиниц в начале 80-х. «У них была старая пишущая машинка IBM Selectric, приделанная к терминалу с помощью крюка. Персонал гостиницы, отвечавший за презентацию, все время что-то путал. Все работало отвратительно, выглядело примитивно. Но вам стоило на это взглянуть: там творилось будущее». МакЭлрой и его коллега пришли к однозначному выводу, что терминал Bloomberg очень полезен, так как дает настолько полную информацию о котировках облигаций, что они могли бы начать собственную торговлю, встав бок о бок с фондовыми продавцами. (Те, в свою очередь, выражали недовольство тем, что новый продукт сделал рынок слишком прозрачным.)
«А дальше, — продолжает МакЭлрой, — Bloomberg просто внедряла все новые и новые возможности». Это похоже на то, как за первыми колонистами в Америку потянулись люди. Начав с облигаций, компания постепенно добавляла информацию и аналитику, относящуюся к товарным рынкам, акциям, иностранным бумагам всех возможных видов, энергетике, закладным бумагам, производным финансовым инструментам, взаимным фондам, иностранной валюте.
СЛУЖБА НОВОСТЕЙ
В море информации, предлагаемой Bloomberg сегодня, есть прогнозы выручки компаний, решения SEC, данные по слияниям и поглощениям, юридические документы и персональная информация о 1,3 млн человек. Конечно, вы можете наводить справки о нужных вам людях и в Google. Но благодаря Bloomberg вы сможете быстро прояснить всю подноготную человека, в том числе узнать его адрес и телефон,
дату рождения, образование, историю карьеры, сведения, касающиеся конкретно вашего интереса, размер зарплаты (если эти данные открыты) и, может быть, даже некоторые подробности личной жизни. Если вы захотите послать этому человеку электронное письмо, содержащее, скажем, шутку сомнительного свойства, рискуя быть засеченным вашими корпоративными IT-шниками, можете воспользоваться почтовой системой Bloomberg. Типичное выражение на Уолл-стрит: «Just Bloomberg me» («Просто найди меня на Bloomberg»).
И конечно, вы получаете новости. Убедившись в 1990 году, что ему предстоит всерьез конкурировать с Dow Jones News Service и Reuters, Майкл Блумберг взял на работу обозревателя по рынку облигаций из The Wall Street Journal Мэтта Уинклера, которому поручил заняться организацией бюро новостей. Сегодня Уинклеру подчиняется 2,3 тыс. человек, более половины занято в редакциях за пределами США. Для него все они — сотрудники службы новостей, хотя кто-то работает в журнале Bloomberg Markets, другие — на круглосуточном телевидении (которое в США главным образом можно принимать через спутник или по кабелю), третьи — на радио New York City. Смотреть телевидение и слушать радио вы можете с помощью терминала Bloomberg.
Огромный объем информации и функции, позволяющие выжимать из биржевых новостей максимальную пользу, — слава и нежданная головная боль этой службы. Один инвестор с Манхэттена недавно заявил, что с удовольствием избавился бы от терминала Bloomberg, поскольку общение с ним отнимает у него слишком много времени. Некоторые компьютерные неучи и ветераны фондовых рынков также находят размеры меню устрашающими. Один из пионеров хедж-фондов, Майкл Штейнхардт, недавно заявил, что на его столе есть Bloomberg, но как им пользоваться — он не знает. Бывший председатель совета директоров Citigroup Сэнди Уэйл признается, что пользуется им, но не рискует уходить далеко со страниц с котировками акций Citi и графиками основных индексов, опасаясь, что никогда не сможет вернуться. На рабочем столе еще одной важной персоны финансового мира, Уоррена Баффетта, нет терминала Bloomberg. Но один из его подчиненных пользуется им с благодарностью.
Справедливости ради следует сказать, что если вы хотите учиться, то у вас есть возможность получить бесплатные уроки. При этом многочисленные сотрудники отдела клиентской поддержки Bloomberg готовы помочь вам «с любовью устранить все шероховатости», как выражается Лекс Фенвик. Вы могли бы апеллировать к их помощи 24 часа в сутки семь дней в неделю, и они вели бы вас сквозь часовые пояса, передавая с рук на руки, от одной службы поддержки клиентов к другой. При этом, скорее всего, с вами разговаривали бы на вашем родном языке, будь это даже урду.
ЦЕНА ВОПРОСА
Что касается стоимости пакета Bloomberg, то она не имеет прямой привязки к тому, каким количеством новых инструментов он пополнился за последние годы. Расценки компании просто время от времени растут. Bloomberg — не слишком большой любитель эластичных цен. В конце прошлого года компания подняла расценки ровно на 5%, что в прошлом и делала регулярно, примерно раз в два года.
Но вот некоторые особенности сегодняшнего дня. Когда клиент подписывается на стандартный пакет Bloomberg Professional, он получает стандартный двухлетний контракт, подразумевающий квартальную предоплату. Если он приобретает только один терминал, то платит 1,8 тыс. долл.
Если у него несколько терминалов (чаще всего так и бывает), то плата за каждый составляет 1,5 тыс. долл. Если клиенту нужен Bloomberg, чтобы, скажем, получать результаты торгов по акциям, или он хочет установить мониторы с плоской панелью, ему придется доплатить. Возможность получать котировки акций в режиме реального времени тоже стоит дополнительных денег.
Необычный элемент этой ценовой конструкции и несущая опора всей бизнес-модели компании заключается том, что Bloomberg не дает никаких скидок, привязанных к размеру заказа. Если у вас два терминала, вы платите 1,5 тыс. долл. в месяц за каждый. Если у вас 2 тыс. терминалов, за каждый вы платите 1,5 тыс. долл. в месяц. Вы покупаете все или ничего. Reuters и Thomson Financial исповедуют совершенно иную философию. Они демонстрируют куда более гибкий подход к продуктовому и ценовому предложению. Хотя Reuters продала гораздо больше терминалов, чем Bloomberg, но на каждом из них заработала куда меньше последней.
Возьмите всю массу клиентов Bloomberg. Среди них вы обнаружите тех, кто даже не догадывается, во сколько обходится их терминал, и тех, кто считает эту плату завышенной. Причем до такой степени, что задумывается над тем, чтобы от него отказаться. Между этими двумя крайностями находятся те, кто точно знает, за что платит, и уверен, что этот продукт стоит своих денег. Технический специалист одной уважаемой управляющей компании недавно назвал Bloomberg «важной составляющей нашего бизнес-процесса», а потом поделился своим видением: «В действительности существует два типа людей, пользующихся данными о рынках: те, у кого есть Bloomberg, и те, кто хотел бы, чтобы эти терминалы появились в его компании».
Это мнение любопытным образом перекликается с недавним опытом архитектора Пола Дарраха, надзиравшего за строительством новой штаб-квартиры Bloomberg на Манхэттене, а в прошлом году возглавившего отдел недвижимости в Lehman Brothers. Он вспоминает, как его пригласили к одному из топ-менеджеров Lehman. Будучи наслышанным, откуда пришел Даррах, тот начал делиться с ним впечатлениями о своем Bloomberg. «Это как наркотик, как торговля героином, — горячился он. — Они сажают вас на крючок, прокладывают плети проводов у вас под столом и продают, продают… Все трейдеры смотрят на это и как один повторяют: “Мне нужен Bloomberg, мне нужен…” Это похоже на крэк — ведь каждый должен его попробовать, не так ли?» Тут он остановился, сверля Дарраха взглядом: «Я могу подумать, что вы шпион. Они вас сюда внедрили, разве нет?» Выдержав паузу, рассказывает Даррах, он расслабился и смягчился: «Это великолепный продукт».
Значение Bloomberg нетрудно оценить по тому, может ли начальник купить отказ своих подчиненных от пользования терминалом. Глава весьма уважаемой УК East Coast говорит, что недавно проделал этот опыт и получил удивительные результаты. К своему неудовольствию, он обнаружил, что ежегодно его компании приходится тратить на оплату терминалов Bloomberg 18 тыс. долл. Полагая, что эти затраты себя не окупают, он предложил 12 аналитикам увеличить их ежегодный бонус на 15 тыс. долл. при условии, что они откажутся от терминалов. 11 из 12 ответили отказом. А еще один заявил, что скорее согласился бы на сокращение бонуса на 15 тыс. долл., чем отказался бы от Bloomberg.
СИСТЕМА BLOOMBERG
Каждый из 9,4 тыс. сотрудников Bloomberg порадовался бы преданности этих аналитиков своему продукту. А все из-за весьма необычной системы поощрения компании, согласно которой зарплата привязана к объемам продаж терминалов, или, если быть более точным, к числу вновь установленных терминалов. Концепция, стоящая за этой системой, заключается в том, что каждый сотрудник должен стремиться к одной-единственной цели: продавать как можно больше терминалов. Как постоянное напоминание об этой идее — электронные табло, висящие под потолком в каждом из офисов, на которых отображается динамика общих продаж и продаж терминалов. Каждая новая сделка сопровождается звонком или несколькими звонками, если она того заслуживает.
Почти все сотрудники Bloomberg ежегодно получают компенсацию, представляющую собой бонус, размер которого зависит от того, сколько новых терминалов установлено за истекшие 12 месяцев. Это поощрение выплачивается с помощью сертификатов (или, как их называют, «сер-тов»), которые каждый сотрудник ежегодно получает в месяц, следующий за датой прихода его в компанию (так что ваш год, к примеру, может считаться с мая по май). Причем обналичивают их спустя два года и только в случае, если вы продолжаете работать в Bloomberg. Другими словами, если сотрудник уходит из компании, он теряет деньги. Текучка в Bloomberg действительно не очень высока (всего 12% в 2006 году), и, возможно, в том числе из-за «сертов». В этой системе не участвуют только два человека: председатель совета директоров Грауэр и сам Блумберг. В отношении них действует отдельная бонусная схема, которая не раскрывается. На Фенвика и Уинклера система «сертов» тоже распространяется, благодаря чему, а также их высокому положению в корпоративной иерархии они получают значительную часть своего заработка.
Система Bloomberg прежде всего настроена на наращивание оборота, а не чистой прибыли. У компании нет центров прибыли. Любой проект — журнал, телевидение, радио — оценивается не по количеству приносимых им долларов, а по его вкладу в превращение Bloomberg в продукт, не пользоваться которым невозможно. Один из менеджеров, работавших в компании на этапе ее становления, вспоминает, как Блумберг отчитал его за то, что он тратил силы на сокращение расходов, вместо того чтобы думать об увеличении оборота. «Твое дело — заботиться о продажах, — говорил Майк, — а я позабочусь о прибыли».
Конечно, случается, что клиенты теряют свой бизнес, и тогда Bloomberg оказывается в неприятной ситуации. В подобном случае первое время финансовый удар по Bloomberg LP не слишком чувствителен, принимая во внимание, что компания получает квартальную предоплату. Но Bloomberg все равно несет потери, поскольку клиент не заплатит за время, оставшееся до истечения двухгодичного контракта. Вероятно, он не заплатит и штраф, ко-
торый, как полагается, должен взиматься при разрыве контракта, а также не будет подписывать новый договор.
Все это видно на примере Amaranth Advisors, хедж-фонда размером в 9,5 млрд долл., прогоревшего осенью прошлого года, в результате чего инвесторы потеряли 6,4 млрд долл. Незадолго до этого в офисах фонда по всему миру стоял 221 терминал Bloomberg. Все они должны были бы вернуться в Bloomberg LP, если бы не политика компании, согласно которой любой потерявший работу может продолжить бесплатно пользоваться терминалом в течение четырех месяцев, пока не подыщет себе новое место. К январю большинство сотрудников Amaranth действительно нашли работу и снова оснастили свои рабочие места терминалами Bloomberg. Так что, по расчетам Грауэра, банкротство Amaranth стоило его компании потери всего 41 терминала, что он считает делом поправимым. Тем более что электронное табло над его столом, фиксирующее установку новых терминалов, сигнализирует о том, что год стартовал весьма удачно.
УГРОЗА САМОУСПОКОЕННОСТИ
Поскольку небо над миром стало яснее, в 2006 году компания начала экспансию, поставив целью довести численность штата до 10 тыс. человек. При этом главный акцент делается на расширении новостного блока. Множество медийных корпораций, включая материнскую компанию FORTUNE Time Inc., в последнее время сокращают персонал. У главы службы новостей Уинклера другие приоритеты. В том числе он полагает, что новые бюро и увеличение числа журналистов пойдут бизнесу только на пользу. Недавно он признался, что от его службы практически не требуют контролировать издержки.
Иногда действительно создается впечатление, особенно если посмотреть на блестящие офисы Bloomberg, что издержки — едва ли не последнее, о чем думают в компании. Однако Грауэр настаивает на том, что это не так: «Я уделяю большое внимание нашим финансовым показателям». Кроме того, он часто говорит о «создании акционерной стоимости» (кое-кто может этому поучиться). Конечно, в своей голове он главным образом держит одного акционера — того парня, который сидит в 6,2 мили к югу от Манхэттена в Сити-холле. С очевидной искренностью Грауэр предлагает собственную версию того, как он определяет свою работу: «Я делаю что-то для кого-то, о ком я много думаю, пока он занят работой, которая чрезвычайно важна». Возвращаясь из застекленной переговорной на свое рабочее место, перед которым вечно толчется множество народа, он признается: «Все это приносит мне большое удовлетворение».
Сможет ли он продолжать в том же духе, естественно, зависит от того, сумеет ли компания сохранять лидирующее положение и побеждать в конкурентной борьбе, как это ей удавалось в прошлом. Делать это, кажется, будет все труднее. Явно активизировавшаяся Reuters получила два крупных заказа — от Citigroup и HSBC, — о которых очень любит рассказывать. Thomson Financial установила 28 тыс. терминалов в Merrill Lynch (да-да, в Merrill Lynch, которая владеет 20% Bloomberg LP). Ко всему прочему, Thomson тоже расширяет новостные бюро. Нет никакого сомнения в том, что кое-кто из клиентов Bloomberg приветствовал все эти проявления конкурентной борьбы. Многие уверены, что Bloomberg переполняет высокомерие и что мир станет много лучше, если пользователи получат более широкий выбор.
По словам Грауэра, выбор у них и так велик. «Конкуренция на этом рынке очень, очень высока», — говорит он. Несмотря на это, он убежден, что Bloomberg LP не ждет ничего, кроме блестящего будущего. По прогнозу Грауэра, в значительной степени его компания будет расти за счет расширения присутствия на зарубежных рынках, особенно в Азии. Кроме того, он напоминает о прогнозе McKinsey Global Institute (MGI), согласно которому стоимость финансовых активов в мире будет увеличиваться. По оценкам MGI, они поднимутся со 140 трлн долл. в 2005 году до 214 трлн в 2010-м. «Рынки, — замечает Грауэр, — растут все больше и больше, и это работает в нашу пользу». Хотя, конечно, у компании было еще одно сильное качество: вера в то, что она в состоянии сделать что угодно, одолеть любого конкурента, выиграть любую войну. Большой аванс для «убийц из Bloomberg», о наступлении которых всегда говорили, когда они еще не покорили вершину.
Все это не означает, что сегодня компании ничего не угрожает. Человек, стоящий во главе Bloomberg LP, называет одну из опасностей — самоуспокоенность. «Самая большая проблема — это мы сами», — говорит Фенвик. То есть парни из Bloomberg, которые наслаждаются комфортной жизнью, получают хорошую зарплату, продают терминалы и работают в бизнесе, растущем так быстро, что изменения происходят с трудом.
Тем не менее, замечает Фенвик, «вы должны быть готовы к тому, чтобы все это бросить». Тогда, четверть века назад, никто из них — мэр или Секунда — не мог себе представить, что кто-то из топ-менеджеров может произнести подобное. Но начинать очередные четверть века с понимания того, что вы сами могли бы быть «убийцей Bloomberg», — не самый плохой способ мышления.

1 комментарий:

  1. Добрый день! Подскажите пожалуйста как можно недорого получить доступ к API Bloomberg?

    ОтветитьУдалить